serebryanka_art (serebryanka_art) wrote in alterhistory,
serebryanka_art
serebryanka_art
alterhistory

«Геройством было уже одно то, чтобы выжить в таких условиях и остаться человеком…»

3 марта 2018 года исполняется 75 лет со дня освобождения города Ржева от немецко-фашистских захватчиков. В Архивном отделе администрации г. Ржева хранятся уникальные воспоминания жителей оккупированного Ржева. Среди них письмо Лукии Феодотовны Тихомировой участнику освобождения жителей г. Ржева, волгоградскому журналисту Павлу Ильичу Коновалову. Лукия Феодотовна — дочь ржевского диакона Феодота и матушки Матрены Тихомировых, которые в числе остальных ржевитян 1 марта 1943 года были загнаны немцами в подготовленную к взрыву Покровскую церковь. Воспоминания Матрены Тихомировой об оккупации города уже публиковались на сайте «Русская вера». В уникальном письме Лукии Феодотовны Тихомировой рассказывается о тяжелой жизни в период оккупации г. Ржева, о трагической гибели протоиерея Андрея Попова и многом другом.

Письмо Л.Ф. Тихомировой участнику освобождения жителей города Ржева — волгоградскому журналисту П. И. Коновалову

«Здравствуйте, дорогие — многоуважаемый Павел Ильич и Вера Тимофеевна. 30 октября мы с мамой получили от Вас поздравительную открытку в честь Октября. Большое спасибо за внимание, за добрые пожелания. Открытки в честь 8 марта и 1 мая, а также майское письмо мы получили. Еще раз — большое спасибо. Но я поневоле оказалась невежей, не смогла Вам ответить. Извините, если сможете. Накануне мая заболела мама, болела долго, потом я свалилась. Мама пожилая, я — больная (у меня бронхиальная астма), еле справляемся с хозяйством (огород, корова), никуда я не выхожу, с людьми общаемся мало. Поневоле — неаккуратные корреспонденты. Некоторым людям предложила переписку с Вами — отказались. Других — нет в живых. Еще, видите ли, у многих сложилось убеждение, что бесполезно писать, рассказывать о прошлом, потому что проскальзывает не то, или в неверном свете освещаются всем известные факты. В «Известиях» как-то был напечатан список крупных немецких преступников, уже выявленных и наказанных после войны. Среди них — генерал Беккер (командир 18 пехотного полка 6 ПД полковник Беккер Карл Эрнст — прим. автора). О нем сказано было, что был одно время комендантом Ржева, и при нем были повешены две женщины. По общему мнению, женщины наказаны были справедливо, за людоедство. Заманивали к себе домой детей, убивали, варили холодец и продавали. Какой-то Беляев писал в «Ржевской правде», что в результате ожесточенных боев около церкви, наши овладели церковью. А еще осенью 1943 г. Борис Николаевич Полевой был у отца и спрашивал, почему церковь осталась невзорванной, хотя у немцев было в запасе несколько часов, и даже был ключ от замка оставлен. Отец рассказал, но он пропустил, как говорят, мимо ушей. Опять же Николай Михайлович Вишняков (есть у нас такой «краевед»), «пороху не нюхал», где-то сидел в тылу, говорят, а теперь все пишет и пишет, освещая все по-своему. Опять пишет в «Ржевской правде», что неизвестно, кто спас церковь. Отца несколько раз расспрашивали и свои, и иностранные корреспонденты. Значит, не верят? Потому что длинные волосы? А другим фактам, сообщенным им, верят.

Среди согнанных в заминированную церковь жителей находились те, кто обижал верующих

Мама побоялась сказать в прошлом году, как натравливала на них людей, сидевших в церкви, эта еврейка (Крочак Ф. М.). Особенно приставала к отцу, кричала, что это из-за попов война, нужно, мол, защемить ему волосы (отцу) и раздернуть. А немцы еще предупреждали стариков: «Скажите, кто будет вас обижать, того выведем из церкви и уберем, а то и вовсе — вас выведем, и оставим, а всю церковь с людьми — взорвем». Старики тряслись, когда она безобразничала, терпели такую гадину, благо, люди не поддавались ей, и старались спасти не только себя, но и людей, и церковь. Недаром она после войны бегала от моих родителей, пряталась, но они ничего нигде не говорили. Только маме было очень обидно фотографироваться с ней и слушать, как она оплевывала то место, где была спасена. Также и старику, который на карточке (имеется в виду Федор Матвеевич Кузьмин — прим. автора), было противно смотреть на ее кривляния. Он видел ее поведение в церкви, знал, что она была переводчицей. А потом, очевидно, и ее кто-то выдал немцам, сказав, что она не полька, а еврейка. Трудно обо всем этом писать.


Коновалов Павел Ильич с жителями Ржева, которые были освобождены из заминированной Покровской церкви. 1966 год. Слева направо: Струнина Т. Я., Крочак Ф. М., Струнина А. Ф., Тихомирова М. А., Коновалова В. Т. И Коновалов П. И. из Волгограда, Кузьмин Ф. М., Орлова А. С. и директор ржевского краеведческого музея Смолькова И. К. Архивный отдел администрации г. Ржева. Ф. 145. Оп. 1. Д. 1

Человек, сохранивший Тихомировым жизнь

Я хотела уточнить то, о чем писала в прошлом письме. Один знакомый, земляк отца, вот что рассказал. Однажды, в войну он шел по Смольной улице во Ржеве, и увидел, что горит бункер (землянка), около столовой. Он бросился в нее, и выхватил несколько чемоданов. Вскоре прибежали люди — свои и немцы, — пожар потушили. Один немец долго жал ему руки, благодарил, и говорил: «Ты спас мне жизнь». Чемоданы были его. Он сам оказался заместителем коменданта, и переводчиком у него, имел чин гофмана. Он-то и оказался тем человеком, который сохранил жизнь моим старикам. Рыжеватый, высокого роста, сероглазый, фамилия — Юпатов. Напоминает узбекскую, недаром он говорил, что имеет сколько-то десятин хлопка. Может, имел — до советской власти, а потом бежал и вернулся с немцами.


Старообрядческий храм во имя Покрова Пресвятыя Богородицы в г. Ржеве

Петр Сафронов работал на немцев в период оккупации

Таких много было, как и сын бывшего ржевского лавочника — Сафронова (имеется в виду Петр Александрович Сафронов, бывший бургомистром во Ржеве при немцах — прим. автора). Как помните, мама с переводчиком говорила о религии, и отец что-то говорили, а что — мама от страха не разобрала. Переводчик сказал, что верит людям такой религии, один из них спас ему жизнь. Отец уже знал об этом случае, и сказал, что это его родственник (брат отцова крестника). Тогда-то переводчик и обещал сохранить родителям жизнь, и дал приказ своим часовым проследить за этим. Тут же послал людей перерезать шнур, идущий с крыльца вниз, в погреб, где был заложен тол. Кажется, Вы видели концы этого обрезанного провода. А также — оставить ключи от замка на церкви. Во время одного успешного наступления наших, немцы побежали. Сафронов, воспользовавшись суматохой, сгреб казенные деньги и скрылся. Немцы его поймали и посадили. И больше его никто не видел.

Пастырское служение и гибель отца Андрея Попова

Теперь о священнике, убитом немцами. Священнику, протоиерею Андрею Павловичу Попову было около 60 лет. Был уроженцем Горьковской области, но уже около 30 лет жил во Ржеве. Была возможность в начале войны уехать на родину, где ему помогли бы родственники. 3 старших сына и дочь были мобилизованы в первые дни, с ним оставались 2 младших сына и жена. Остался верен пастырскому долгу — быть всегда со своим народом, а прослужил он в Покровской старообрядческой церкви 28 лет. Славился не только как красноречивый и начитанный священник, но и умный и отзывчивый человек. И в это тяжелое время, он вместе со своими тушил пожары, спасал людей и имущество, защищал, как мог, людей от произвола немцев, от грабежа. Особенно охранял он церковь и ее имущество, жил рядом. Немцы грабили и уничтожали не только покинутые жилые дома, но и церкви, где не было службы и священников.


Протоиерей Андрей Павлович Попов. Фотография из архива Покровской старообрядческой церкви г. Ржева

12 сентября 1942 г. к вечеру от снаряда загорелась Казанская церковь, стоявшая на берегу Волги. Эта весть о пожаре одной из старинных и красивейших церквей города (ею, и садом вблизи нее любовался драматург Островский, и описал в «Грозе») так взволновала о. Андрея, что он или забыл, или махнул рукой на приказ немцев не лазить на колокольню, все-таки залез на колокольню своей церкви, чтобы убедиться. За ним — наш отец (диакон Феодот Тихомиров — прим. автора) и младший сын священника — Павел. Немцы с соседней улицы как увидели наверху двух бородатых мужчин с биноклем, решили — партизаны, сразу побежали к церкви с автоматами. Те уже спустились, диакон и Павел пошли в церковь, священник — на огород. Когда он шел по двору, немец дал очередь, он успел крикнуть: «За что?», и со стоном упал. Подбежали, люди, немцы, сидевшие на паперти, отец. Отец сказал: «Пастора убил. За что?» Немец нахально взглянул на него, сплюнул и повесил автомат. Отец Андрей был еще жив, весь правый бок у него был разворочен разрывными пулями, все внутренности вываливались, и рекой текла кровь. Кое-как принесли его в церковь, на правый клирос, и там он через 5 часов страшных мучений скончался. Все время был в сознании, прощался с народом, люди очень плакали, жалели. А немцы хватали стоявших рядом в слезах диакона и Павлушу, тащили их расстреливать, тоже как партизан. Люди едва отстояли их. Отца Андрея похоронили около церкви, с правой стороны, но немцы и над могилой его надругались: устроили там помойку.

Послевоенные невзгоды

Я пишу со слов мамы, никого не делаю героем. Геройством было уже одно то, чтобы выжить в таких условиях, и остаться человеком, не топить своих ближних. Родители много видели, но никуда не бегали, не доносили. Зато другие на них доносили: сколько раз отца вызывали на допросы, по нескольку суток держали, сколько раз он прощался с мамой, и надевал чистую рубаху. Даже мне, чудом не попавшей на Пискаревку в Ленинграде, пришлось 9 лет работать в школе в обстановке гнусной подозрительности и травли. На этом позвольте закончить. Поздравляем Вас также с предстоящим праздником, желаем здоровья и благополучия. 1/ XI — 67 г.»[1].


Советская автоколонна на улицах освобожденного Ржева. Март-апрель 1943 г. Фотография из сети Интернет

Письмо Л.Ф. Тихомировой публикуется без каких-либо исправлений.

[1] Архивный отдел администрации г. Ржева. Ф. 145. Оп. 1. Д. 1. Л. 104-111.

http://ruvera.ru/articles/geroiystvom_bylo_ostatsya_chelovekom


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment